Путевые заметки. Питер. Часть 1. Дорога


ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
ПИТЕР
Часть 1. Дорога
Дамир Рашитов

Поездка на поезде - всегда приключение. И этот раз не стал исключением. Поезд Уфа - Санкт-Петербург за номером 347 принял нас в свое чрево в обед субботы 22 сентября. Поскольку билеты покупались в общей кассе и на общих основаниях всего за 5 дней до выезда, то места нам достались далеко не самые лучшие, да еще и на верхних полках.

Знакомство с одноразовыми соседями прошло благополучно. На нижних полках ехали двое пожилых товарищей, которые в нужные моменты уступали места за столиком внизу. На боковой полке снизу ехала приятная дама в возрасте. На верхней боковой полке ехал некий перегонщик. Ехал он до Новгорода в компании товарища. Товарищ перегонщка был вполне себе адекватным, не сильно пьющим мужчиной лет 30. А вот «наш» перегонщик – это был тот еще перегонщик.

Сначала все было пристойно и спокойно. Но чем дальше мы отъезжали от Уфы, тем алкогольная интоксикация становилась всё сильнее и сильнее, со всеми вытекающими последствиями. Особо возмущалась вытекающими последствиями проводница нашего вагона, ибо последствия вытекли в ее каморке на электрический щиток. Нигде ничего не закоротило, но возмущалась она долго. Это было ближе к вечеру. А дальше была ночь…

Немного оклемавшись после интоксикации, перегонщик где-то раздобыл еще бутылку вина и баллон пива. И его душа понеслась прямиком в рай. Нет, жив он остался. Но часов до 3 ночи он никак не мог найти себе место – забирался к себе на верхнюю «боковушку» ворочался там секунд 30-60, несколько раз чуть не падая оттуда, после чего спускался вниз, шел в туалет и в голос орал там «А-а-а-а!!!» Затем он забирался наверх вновь, каждый раз избавляя свою постель от ставших вдруг ему не нужными элементов навроде одеяла и подушки, которые летели вниз с его легкой руки – они падали не случайно – он их скидывал совершенно целенаправленно. В один из разов он пошарился по своим карманам, достал оттуда мелкую сумму бумажных денег и также, не глядя, отправил их на пол. После всех этих телодвижений он уходил в другой конец вагона и что-то делал там. А дальше всё входило в цикл и повторялось снова, ибо сердобольная дама регулярно поднимала упавшие спальные принадлежности, и я ей помогал их закидывать обратно на полку перегонщика.

Мне спать не очень хотелось и сначала было даже интересно посмотреть, упадет этот перегонщик с полки или нет – уж слишком часто он неконтролируемо опасно приближался к её краю. Потом меня стало несколько беспокоить, что я не могу уснуть из-за того, что дальнейшее шатание этого перегонщика может превратиться в непонятно что, а на соседней полке спала девочка, с которой мы ехали в Питер. И хотелось, чтобы поездка прошла для нее без происшествий и неприятных воспоминаний.

В конечном итоге, терпения не хватило у дамы с нижней «боковушки», и она пошла к проводнице. Проводница пришла и сказала, что отселять этого перегонщика некуда, после чего ушла обратно к себе. Идея наблюдать это шоу и дальше неопределенное количество времени меня уже не радовала, поэтому я сам пошел к проводнице, мы с ней вместе нашли незанятое место в другом конце вагона, откуда я перекидал кучу мешков с постельным бельем и одеял, после чего переселение состоялось, чему вся наша половина вагона была несказанно рада.

 

Мне было интересно, услышим ли мы по утру извинения за вчерашний вечер и ночь. Как ни странно, утром перегонщик пришел и перед всеми искренне извинился. Было видно, что ему и в самом деле стыдно.

Потом он рассказал, что прошел 2 войны в Чечне. Беседовала с ним в основном дама с нижней «боковушки». Мне вдаваться с ним в беседу не хотелось совершенно – можно было завязнуть всерьез и надолго. Тем более, что перегонщик за поездку уже несколько раз называл меня то «друг», то «брат», а это располагает к длительным изливаниям историй из своей жизни. На следующий день, когда я подошел посмотреть уровень зарядки батареи ноутбука, нарвался на мужика из Ленинградской области, который сначала немного порасспрашивал меня насчет ноутбука (хочет сыну купить), а потом начал рассказывать про своего сына, где и кем он работал, работает и какие у него перспективы, потом пошло про политику. В общем, это получился присест на уши почти на час.

Днем перегонщик с товарищем вышли в Новгороде, поэтому следующая ночь прошла без их участия, и если бы я не придумал другого развлечения (о нем чуть ниже), мне было бы уже не так весело ехать – однообразие в поезде просто убивает. Да и пол-вагона потом еще обсуждало прошедшую ночь и пересказывало, что и как делал перегонщик.

Девочка с соседней нижней «боковушки» рассказывала своим соседям, что перегонщик ночью пытался лечь к ней. Не то, чтобы он ее домогался. Просто он перепутал полки. Перепутал до такой степени, что его полка находилась наверху, а полка девочки внизу и дальше от его. Уже совсем ночью или даже утром я слышал, как кто-то женским голосом кричал на этого перегонщика что-то в духе «Пошел вон!» и «Иди отсюда!» Но меня хватило только на то, чтобы посмотреть, что девочка, с которой я ехал, спит и у нее всё хорошо. Просыпаться, вставать и разбираться кто и по какому поводу орёт мне совершенно не хотелось. Тем более, что вскоре крики прекратились и наступил мир, дружба и видимо жвачка.

Повествование девочки, которая кричала ночью, продолжилось, и я узнал, что свои опасения насчет того, что перегонщик может к ней ночью прилечь, она высказывала своему мальчику, который ехал на полке сверху от нее, но мальчик ей сказал, что никто к ней приставать не будет и предложил спокойно засыпать. В ходе ночного крика, мужского голоса я не слышал. Также я не слышал звуков от соприкосновения чьего-нибудь кулака о чье-нибудь лицо. Мальчик этой девочки либо очень крепко спал, либо сделал вид, что очень крепко спит, предоставив возможность своей девочке разобраться с пьяным детиной-перегонщиком самостоятельно.

Место перегонщика долго не пустовало, и на его место пришла новая пассажирка. Ею оказалась симпатичная девочка лет 20. Одета она была явно не для верхней боковой полки – экстремально короткая юбочка явно не способствовала лежанию. Похоже, именно этими мыслями и была поглощена ее головка, когда я, вернувшись из другого вагона, застал ее в нерешительном занимании прохода и оценке сложившейся ситуации.

Через некоторое время девочка, видимо, решила, что лежать ей понравится больше, нежели стоять, и заняла таки верхнюю «боковушку». Мужская часть вагона была ей за это премного благодарна, ибо вид открывался просто завораживающий, и чтобы отвести взгляд требовалось некоторое усилие воли.

А история номер 2 родилась спонтанно и была неразрывно связана с тем, что я решил взять с собой ноутбук – кино посмотреть, да музыку послушать. Один фильм нам удалось посмотреть от начала и до конца. После чего осталось 19% от полной емкости батареи и стало понятно, что второй фильм, если мы начнем его смотреть, досмотреть не получится.

Как я помнил по прошлым поездкам, в поезде имеются розетки на 220В, которые и требовались для зарядки ноутбука. И вот тут начались приключения.

Розетка в нашем вагоне не работала. Зато рядом с ней висела распечатанная на принтере бумажка, гласящая, что это розетка для электробритв, и заряжать телефоны здесь нельзя, потому что они могут сгореть. Ну вроде как бумажка-предупреждение.

Прочитав сие послание пассажирам я задумался на предмет того, что наверное я не сильно расстроюсь, если не посмотрю фильм, а вот если сгорит ноутбук, то мне будет неприятно. Часа через 2 желание зарядить ноутбук возобладало, и я пошел выяснять у нашей проводницы, почему же не работает розетка там где она есть, и нет ли розетки у нее в купе. Розетка у нее была, но только на 50В, т.е. можно сказать, что розетки не было. Тема общедоступной розетки как-то сама собой ушла на второй план. Тогда я отправился по поезду искать розетки в купе проводников вагонов – хотелось оставить у них в купе ноутбук, а потом забрать уже заряженный, ибо стоять у общедоступной розетки 1,5 часа (а ноутбук, согласно мануалу, заряжается именно такое количество времени) мне совершенно не хотелось.

К сожалению, ни у одного из проводников розетки на 220В в купе не оказалось. Медленно, но верно я дошел до штабного вагона. Там попалась самая адекватная проводница из всех, которые мне встретились в этом поезде до этого момента. Мы с ней пообсуждали технические моменты зарядки. Мне в очередной раз рассказали ужасы насчет того, что ноутбук сгорит. На что я ответил, что если сгорит, то куплю другой. Тут им больше крыть было особо нечем, поэтому проводница сказала, что может сгореть сам вагон. Тут уже нечем крыть стало мне. Потом мы поболтали еще о чем-то и разошлись. Так закончился первый день пути.

На второй день аккумулятор музыкой был посажен в ноль, поэтому вопрос с зарядкой встал острее. И я снова пошел по вагонам, уже будучи готовым оставить ноубук как есть у розетки и без охраны – лишь бы он зарядился. В соседнем вагоне так случилось, что мы с проводницей изловили электрика нашего поезда. На вопрос можно ли зарядить ноутбук, он ответил «нежелательно» и пошел дальше по своим электрическим делам. Проводница вцепилась в это самое «нежелательно». Я же ей начал объяснять, что это значит «нежелательно, но можно», делая упор на «можно». Но проводница попалась из пугливых, поэтому сразу ее уболтать не получилось и пришлось демонстрировать чудеса словесной эквилибристики. В итоге, мы сошлись на том, что я приду к ней в вагон и поставлю ноутбук на зарядку. Пока я ходил туда-сюда, проводница, видимо, успела передумать, потому что когда я пришел с ноутбуком в руках, она сказала, что электрик не разрешил заряжать «я у него еще раз спросила». Я поинтересовался, где я могу найти электрика. Оказалось, что он сидит в штабном вагоне. От нашего вагона это был, кажется, четвертый или пятый по счету. Туда я и направился. Но, к моему разочарованию, электрика на месте не оказалось.

Через некоторое время мы подъехали на какую-то станцию, где представилась возможность выйти и подышать воздухом. Совершив променад по перрону, я пошел искать электрика. Около штабного вагона стояла проводница этого вагона, к которой я и обратился на предмет узнать, где я могу найти электрика. Оказалось, что он сидел метрах в 5 от нас. И тут мы немного поиграли в футбол – электрик пытался перевести стрелки на проводницу, а проводница на электрика (железнодорожники – что с них взять). На втором заходе я нашел слабое звено у этого замкнутого круга, и разорвал его – в итоге мы пошли с электриком к нему в купе на побеседовать. Через 3 минуты я уже шел к себе в вагон за ноутбуком и зарядкой для него.

В купе у электрика была розетка только на 100В. Согласно надписям на блоке питания ноутбука, ему этого должно было хватить. Но по факту не хватило. Зарядка для сотового работала, а ноутбук не заряжался. В итоге я пошел заряжаться в соседний от нашего вагон к проводнице, с которой мы почти договорились в прошлый раз. Она сказала, что позволит его зарядить, но недолго. Я оставил ноутбук на тумбочке в вагоне, а сам пошел в свой. Придя в соседний вагон минут через 30, я обнаружил, что ноутбук уже не заряжается, хотя вилка воткнута в розетку. Я поинтересовался у проводницы, что случилось с розеткой. Не моргнув глазом, она сказала, что это машинист отключил розетки. Попытка включить ноутбук результатов не дала – он просто молчал. Вот в этот момент я подумал, что он сгорел. В итоге я отнес его к себе в вагон и проверил на нашей общественной розетке, что он заряжается, т.е. жив.

Пока я ходил по другим вагонам, в нашем вагоне паренек лет 25 за 50р. выкупил у проводницы время у розетки для зарядки своего сотового. Меня это несколько напрягло, потому что это было явно неофициальной таксой за пользование розеткой. Т.е. классическое использование служебного положения в личных целях.

После того, как паренек отзаряжался, я воткнул свой ноутбук в эту же розетку. Проводница увидев это, не поленилась, посмотрела, что идет несанкционированная зарядка, и через минуту зарядка прекратилась – электричество в розетке неожиданно закончилось – «машинист розетки отключил». Пройдя в купе нашей проводницы и взглянув на щиток, расположенный на стене, среди прочих я увидел тумблер, подписанный «электробритвы», который находился в положении «выключено». Я предложил включить розетки в добровольном порядке. В ответ пошел сплошной неадекват. После чего я намекнул, что в связи с подобным поведением, у нее могут быть проблемы. Проводница оказалась глупее, чем я предполагал – она не поняла, что ее ждет, и почему-то решила, что я её чем-то пугаю. Хотя я просто обрисовал ей её перспективы.

После этого я пошел прямиком к начальнику поезда – адекватной женщине. Когда пришел в ее купе, там шла трапеза, в которой принимали участие еще 2 проводницы, в том числе и штабного вагона. Именно она, будучи в хорошем настроении, и поинтересовалась, как меня зовут «ты так часто к нам ходишь, а мы до сих пор не знаем, как тебя зовут». Я представился, назвав свое имя и фамилию. Из дальнейшего диалога я понял, что моя фамилия как минимум проводнице штабного вагона откуда-то известна. Вряд ли по какому-то конкретному эпизоду, но что-то про меня она где-то слышала.

Дальше я рассказал о своей проблеме с нашей проводницей и об имевшем место факте включения розеток за деньги. От этой новости в обморок никто не упал, но мне пообещали, что разберутся с этим. После этого начальник поезда сказала «передай своей проводнице, что [ее имя-отчество] сказала, чтобы розетки для тебя включили». На словах «для тебя» она сделала логическое ударение.

Я пошел обратно в свой вагон и передал привет нашей проводнице от начальника поезда. Проводница для проформы повозмущалась, говоря, что включит розетки только на час. Я ей сказал, что не на час, а на столько, на сколько мне будет нужно, и, не слушая ее дальше, пошел заряжать ноутбук.

Мы уже укладывались спать, предвкушая наконец-то тихую ночь без перегонщика, как вдруг появилась начальник поезда. Увидев меня, она остановилась и участливо поинтересовалась «Дамир, всё нормально?» Я не ожидал, что она запомнит мое имя, поэтому сказал лишь «да, спасибо». Вроде бы мелочь, а приятно.

Правда, к этому времени, в лицо меня знали уже проводницы всех вагонов на пути следования к штабному вагону. А проводница соседнего вагона еще днем предположила, что я являюсь пассажиром именно ее вагона – так часто я проходил мимо нее.

Между делом, наша проводница умудрилась взять 50р. за зарядку телефона с еще одной дамы. С дамой я предварительно провел профилактическую беседу, но она сказала, что телефон ей очень нужен, а сил воевать с проводницей у нее нет.

Та самая проводница (справа)

Та самая проводница (справа)

Меня эта ситуация начала доставать. Получается явно какая-то ерунда. У проводницы логика железная – «почему я должна просто так включать розетки?» Мне вот так сразу подумалось, что может быть проводница где-то у себя в коморке крутит педали и вырабатывает электричество для розеток? Хотя при взгляде на вагон снаружи, на колесной паре отчетливо виден шкив и приводные ремни генератора. У проводницы даже хватило наглости в моем присутствии договариваться с дамой начет оплаты за пользование розетками. Что также было ее серьезной ошибкой.

С дамой мы договорились, что Holy War я не буду начинать, пока она не зарядит свой телефон, ибо для меня важен принцип, чтобы от моих действий не было пострадавших. Она поблагодарила меня за это. На этом началось томительное ожидание часа расплаты.

После того, как дама зарядила свой телефон, через некоторое время я включил свой ноутбук в зарядку, которая к этому моменту уже была снова выключена проводницей. После этого я решил докрутить эту гайку до конца. Подойдя к проводнице, я попросил ее включить розетку.

- А, это тебе надо? Сейчас включу!

- Розетки должны быть включены постоянно, и у меня по этому поводу больше не должно возникать вопросов.

- Да что тебе надо?! [и т.д. и т.п. в том же репертуаре]

Клиент не созрел, подумал Штирлиц и пошел заряжать ноутбук.
Примерно тогда же у меня возникла идея, что проводница должна вернуть полтинники людям, у которых она их брала за пользование розетками. Сценарий нарисовался как-то сам собой. Потом, правда, я решил в него внести некоторые поправки, а именно, поинтересоваться у обманутых с севшими телефонами, нужны ли им эти деньги.

Сначала я поинтересовался у паренька. Это был вообще цирк.

- Тебе деньги, которые ты отдал за зарядку телефона, нужны?

- [непонимание вопроса]

- За зарядку телефона ты платил деньги. Ты хочешь их вернуть?

- [небольшое подвисание] А можно?

- Тебе деньги нужны?

- [вновь нет четкого ответа]

- Пока ты ходишь по своим делам, у тебя есть время подумать над ответом. На обратном пути он у тебя уже должен быть готов.

[спустя 3 минуты]

- Так тебе нужны деньги?

- А что для этого нужно сделать?

- Ответить, нужны тебе деньги или нет.

- Нужны.

- Тогда жди, проводница тебе их вернет.

Вот тут я был в некотором шоке. Тебе предлагают вернуть твои деньги, и ты вместо того, чтоб сказать «конечно да», что-то мямлишь в ответ. Не понимаю.

С дамой всё прошло гладко. Она на похожий вопрос сразу ответила утвердительно.

Дальше я пошел к нашей проводнице, и после покупки чая незатейливо ей сказал «Полагаю, что за зарядку деньги людям нужно вернуть». Казалось бы, ну согласись ты с разумным доводом, так ведь нет! В ответ снова пошла какая-то чушь и неадекват. Я ей уже и открытым текстом сказал, что тут можно и с работой попрощаться (как всё оформить документально я на тот момент уже придумал), но она снова ничего не поняла.

По проложенным рельсам я снова пошел в гости к начальнику поезда и объяснил ей ситуацию. Она попросила, чтобы наша проводница срочно подошла к ней. Нашу проводницу эта новость застала в пустой болтовне с еще одной проводницей. Приглашение начальника поезда было ею проигнорировано. А время уже поджимало – до Питера оставалось минут 30 езды, и наша проводница, похоже, решила потянуть резину и уйти от расплаты. Такое я ей позволить не мог, поэтому не поленился сходить к начальнику поезда еще раз. Мне в усиление была придана проводница штабного вагона, с которой мы и проследовали к нам в гости, где и застали нашу проводницу, которая никуда особо не торопилась. Ее забрали на экзекуцию, а я стал ждать результатов.

Через некоторое время наша проводница вернулась. А еще через пару минут ко мне по очереди подошли паренек и дама и поблагодарили за возвращенные деньги.

Сумма, конечно, не велика, но по мне так это вопрос принципа.
Думаю, можно не рассказывать, как на меня смотрели по прибытию в Питер ближайшие соседи по плацкарту (дедок, ехавший через 3 «купе», решил выразить свое восхищение и на словах), и как демонстративно не смотрела на меня наша проводница, когда я выходил из вагона.

На обратном пути всё было уже значительно проще. Я уже знал все тонкости и премудрости проводников и устройства электропитания в вагоне, поэтому с проводницей мы поговорили по-деловому и коротко, благо она оказалась достаточно адекватной женщиной, не в пример предыдущей проводнице. Я ей за 30 секунд обрисовал ситуацию, она всё поняла. Правда, перед тем как я поставил ноутбук на зарядку, она у меня как бы между делом поинтересовалась, сколько я платил предыдущей проводнице за зарядку. Я ей честно ответил, что нисколько. На этом первый наш с ней разговор насчет зарядки закончился.

Адекватная проводница на обратном пути

Адекватная проводница на обратном пути

На третьей зарядке она уже попыталась меня раскрутить на покупку чая - у проводниц, как я понял, существует некий норматив на продажу, который они должны выполнить. Вечер закончился тем, что я объяснил ей, что торг здесь не уместен. Тогда она стала рассказывать историю в пользу бедных, что вот с них ревизоры деньги берут, а проводницы пытаются восполнить свои потери, и потому обирают пассажиров – за зарядку телефонов и прочих вещей. По данным разведки, за зарядку ноутбука берут ажно 100 р.(!)

На следующий день проводница меня вновь начала усиленно склонять к покупке чая. Какое-то время я удачно отбалтывался от столь почетной обязанности, но потом всё же решил оказать ей спонсорскую помощь – как человек, она не вызвала у меня отрицательных эмоций за поездку, и на все мои просьбы по поводу обслуживания реагировала достаточно адекватно и оперативно. В итоге, мной было приобретено 6 пакетиков сахара (его у меня как раз и не было) и 3 пакетика чая. Общая сумма сделки составила 18р. Достав 20р. я сделал широкий жест и со словами «keep the change» взял купленные пакетики и ушел.

Вечером, когда стемнело, произошел занимательный случай. Мы сидели и культурно трапезничали. Было светло и хорошо. Вдруг свет гаснет и становится темно и грустно. Я решил, что это у нашей проводницы произошел заскок и нужно пойти и разобраться в ситуации. Когда я подошел к купе проводницы, выяснилось, что она закрылась у себя в купе и спит. От общественности, стоящей рядом с ее купе, я узнал, что приходил мальчик-проводник с другого вагона и отключил свет, при этом закрыв электрощитовую на свой ключ.

Я вспомнил, что мимо меня действительно проходил мальчик в форме проводника. Я видел в какую сторону он пошел, поэтому оперативно проследовал за ним в соседний вагон. Догнав его, я объяснил ему ситуацию и вежливо предложил включить свет. На что он ответил, что наша проводница уже спит и свет выключать будет некому. Потом мы с ним поговорили еще немного, и он пошел в наш вагон включать свет.

После того, как мальчик-проводник ушел, сделав свое дело, один из пассажиров выразил мне свое одобрение по поводу появившегося света. Странные люди. Всё происходило у них на глазах, но никто мальчику-проводнику и слова не сказал. Когда я проходил через вагон, многие в сумерках продолжали читать и делать что-то, что по идее требует нормального освещения. Зато потом сетовать на то, как всё плохо – это мы хорошо умеем делать. Может стоит просто что-то начать делать для того, чтобы изменить ситуацию, а не ждать кого-то, кто придет и всё исправит?

Двое пареньков, ехавшие в этом же вагоне меня тоже позабавили. В какой-то момент они поняли, что электричество в розетке появляется только тогда, когда я заряжаю ноутбук. Им периодически нужно было заряжать свои сотовые, поэтому они не нашли ничего лучшего, чем подходить ко мне и интересоваться, когда я буду заряжать свой ноутбук (в вагоне 2 параллельные розетки на 220В). Договориться с проводницей самостоятельно они просто не додумались. Либо додумались, но им это почему-то не удалось сделать.

За деньги проводница, похоже, заряжать что-либо отказывалась, потому что я изначально провел с ней профилактическую беседу и несанкционированных заряжальщиков я в нашем вагоне не видел.

В общем, с одной стороны, было весело – чего стоит перегонщик и первая проводница. А с другой стороны, грустно – народ в стране какой-то пассивный. Из более чем 30 человек, ехавших со мной в вагоне, никто меня явным образом ни в чем не поддержал. Постфактум, когда уже всё было сделано – одобрение было, а вот так, чтобы единым фронтом пойти – никто не шёл. Я, конечно, никого ни к чему не призывал, но сознательность-то собственная должна быть. Ну имеют тебя или твоего соседа, ну сделай ты что-нибудь, чтобы это прекратить сейчас, и чтобы не возникало желания делать это с тобой еще когда-либо! Нет, все молчат и терпят. Наверное людям нравится, когда им плохо…

Текст и верстка
Дамир Рашитов
drashitov@mail.ru

Фотографии
Виктория